Форум «Шайбу! Шайбу!»

5 голосов за форум
5 голосов за форум
  • Читают в ленте 7

Тео Флёри. Играя с огнем - Глава 23

Злачные места Токио, разговоры с проститутками, блестящее начало сезона 1998-99, падение рекорда Эла МакКинниса, покупка нового дома и, наконец, неожиданный обмен в "Колорадо" перед трансферным дедлайном - именно об этом пойдёт речь в 23-й главе автобиографии Теорена Флёри.



Глава 23. Назад в Японию

Мой последний сезон в "Калгари" (1998-99) начался с очередной поездки в Японию - на этот раз в Токио. Олимпиада в Нагано подняла уровень интереса к хоккею, а потому НХЛ организовала ряд мероприятий, чтобы заручиться спонсорской поддержкой крупных японских компаний. Поэтому нам пришлось лететь через полсвета, чтобы открыть там сезон серией из двух матчей против "Сан-Хосе".

На этот раз я здорово провёл там время. По крайней мере, по-моему, так и было. Я только и помню, что оказался в каком-то стрип-клубе в районе под названием Роппонги. Не, бл*, а почему, собственно, и нет? Там было полным-полно наркоты, бухла и южноамериканских женщин. Я не переспал ни с одной из них. Я был под таким оху**ным кайфом и пьян в такую жопу, что этого никак не могло произойти. Но мне нравилось зависать с ними и кутить.

Помню, как только мы приземлились в Токио, мне сразу захотелось где-нибудь затусить. Нам дали пару выходных перед играми, чтобы мы посмотрели на достопримечательности. Я спросил у консьержа в отеле: "Слушай, нам бы хотелось расслабиться и пропустить по паре кружек пива, не подскажешь что-нибудь на этот счёт?". И он направил меня в район Роппонги.

Со мной отправилась пара ребят из команды, и, конечно же, мы набрели на стрип-клуб. У его входа стояли девушки, и все они были хороши собой. С попками у них, правда, были небольшие проблемы, но какая разница? Стрип-клуб тот был тем ещё злачным местом - вокруг одни туристы. Японцы предпочитают гейш, а не проституток.

Я зашёл внутрь, снял одну стриптизёршу и дал ей "на чай" штуку баксов. Деньги были для меня не проблемой. Я платил за компанию. Больше мне ничего не нужно было. Я был лучшим игроком в своей команде, самым знаменитым и самым одиноким. Я забрался на самый верх и всё проеб*л, потому что понятия не имел, что мне делать дальше, когда я туда добрался.

Каждый вечер я снимал новую девушку, но всё общение сводилось к одному и тому же. "Ты откуда? - Я из Южной Америки. - А как же тебя сюда занесло? - Мой отец рыбак. - Ну, а ты-то что здесь делаешь?". И они рассказывали мне о том, как их кто-то изнасиловал или бросил. Все они говорили о том, что в юности на родине они забеременели и родили. Как они содержали своих детей? Работали стриптизёршами. За это очень хорошо платят.

У меня есть теория насчёт того, почему меня постоянно тянуло в стрип-клубы. Стоило мне найти невероятно сексуальную девушку, бухнуть и нюхнуть кокаина, я чувствовал себя рок-звездой.

В дни свободные от игр моё расписание в Японии выглядело следующим образом - поужинать, поехать в клуб и вернуться в отель к шести часам утра. Я бухал так, что это был полнейший пи**ец, так что из той поездки я практически ничего не помню. В первый же день я отправился с пьянки на тренировку, будучи в говно. Через два дня мы вышли на матч и сыграли вничью. В следующем матче я сделал хет-трик. Меня несло по полной программе - я был под кайфом, я был бухим и играл при этом бесподобно.

Более того, у меня вообще сезон выдавался на загляденье. К Рождеству я забросил 17 шайб и отдал 20 передач за 33 встречи. 24-го января на 49-м Матче Всех Звёзд НХЛ в Тампе, мы играли по краям с Марком Рекки в одной тройке с Уэйном Гретцки. Тогда матч проходил в формате - Северная Америка против сборной остального мира.

Наша тройка набрала семь очков, и мы выиграли 8:6. Гретц тогда рассказал мне о том, как ему играется в "Рейнджерс", как ему нравится жить в Нью-Йорке и сказал, что мне стоит подумать о переходе туда летом, когда я стану неограниченно свободным агентом.

20-го февраля я сделал дубль и организовал третий гол, когда мы обыграли дома "Анахайм" со счётом 6:3. В тот день я стал лучшим бомбардиром в истории "Калгари", обойдя Эла МакКинниса. И вот ведь что странно - я ведь провёл в НХЛ почти 800 игр, но в тот вечер у меня дрожали коленки.

Я сравнялся с Элом по очкам в первом периоде, сделав голевую передачу. Затем на 52-й секунде второй 20-минутки я подхватил шайбу в своей зоне, прошёл через среднюю, обвёл защитников и послал шайбу в сетку. Так мы повели 3:1, а я установил свой рекорд - 824 очка (362+462 в 787 играх, из которых 28+35 были набраны на тот момент в текущем сезоне).

Как только вспыхнул красный свет, на трибунах началось безумие. Игра остановилась на полторы минуты, потому что все прыгали, аплодировали и приветствовали меня. Я кружился в средней зоне, сотрясая кулаком воздух. Внутри меня творилось что-то неописуемое. Когда твоё имя скандируют 16 тысяч людей, испытываешь невероятные ощущения. Большинство людей так никогда и не узнает каково это, но поверьте мне, к этому привыкаешь, как к наркотикам.

Установив рекорд, я приготовился к худшему. В команде не осталось больше никого из тех, кто выиграл в 89-м Кубок Стэнли. Трудно удержать хороших игроков, особенно при жёстком бюджете. Тоже самое было и с "Питтсбургом" в сезоне 2008-09. Им придётся хорошенько пораскинуть мозгами насчёт того, кого они оставят в команде, а кому укажут на дверь. Потому что у них слишком много хороших и талантливых молодых игроков, которым придётся сменить команду, чтобы получить те деньги, которых они достойны.

В первых числах февраля мне позвонил Харли Хотчкисс (один из совладельцев команды) и сказал примерно следующее: "Согласишься ли ты получать меньше своей рыночной стоимости, когда получишь летом статус неограниченно свободного агента?". Он предложил мне контракт на 16 миллионов долларов на четыре года. То есть по четыре миллиона за сезон.

Я ему ответил: "Слушай, мне кажется это ниже моей рыночной стоимости. Но я готов подписать контракт на 25 миллионов на пять лет, то есть по пять за сезон". Согласно нормам НХЛ, это была не такая уж и большая разница. И как выяснилось чуть позже, я проигрывал на этой сделке миллионы долларов, но Харли ответил отказом.

На следующий день газеты пестрили заголовками о том, что я отказался от 5-летнего контракта на сумму $25 миллионов. Я аж очумел. Это была откровенная ложь, которая отдалила меня от моих поклонников. Я понимал, к чему это ведёт.

За три недели до трансферного дедлайна я вызвал на разговор Коутси и сказал ему: "Вероника хочет купить новый дом. Мы сейчас живём в МакКензи, и ей приглянулось местечко напротив нас - на другой стороне озера. Коутси, я не буду покупать этот дом, если меня собираются обменять. Так что, бл*, колись о своих планах".

"Нет, Тео, мы тебя точно не обменяем, - уверял меня он. - Никакого обмена не будет". И я ему сказал: "Что ж, тогда я покупаю ей дом".

С переездом нам помогали друзья. Понимаю, вы читаете это и не можете понять, почему, зарабатывая миллионы долларов, я попросил друзей помочь мне с переездом. Неужели так трудно вызвать грузчиков? Ответ прост. Просто мы были так воспитаны. Мы все родились в маленьких городах, а там друзья всегда помогают с переездом.

Можно сменить место жительства и работы, но ты всегда останешься самим собой. Чак и ещё пара ребят помогли мне перекатить ванну по льду через озеро. Катить её нам было откровенно в кайф. На переезд пришлось убить большую часть выходных.

А теперь сразу к событиям, которые произошли в воскресенье утром 28-го февраля 1999-го года. Мой друг Чак Мэтсон спокойно сидел и завтракал со своей женой, Элейн, как вдруг зазвонил телефон. На проводе был Эл Коутс. Он спросил Чака, знает ли тот мой новый адрес. Чак сразу всё понял: "Коутси, ты муди*а! Ты всё-таки обменял его!". "Слушай, Чак, сделай мне одолжение, - сказал Коутси. - Не звони ему. Держи рот на замке в течении часа. Я обязан сообщить ему об этом лично. Так какой у него адрес?".

Я был дома и собирался на тренировку и увидел, что ко входу подъехал Коутси на своём БМВ 43-го года цвета шампанского. Он никогда не приезжал ко мне домой. Ни-ког-да! Я сразу понял, что меня обменяли. Думаю, ему непросто далось это решение. Это было заметно по его влажным глазам и дрожащему голосу. Он сказал: "Сегодня мне пришлось принять одно из самых сложных решений в своей жизни - я обменял тебя".

Сердце у меня билось с такой силой, что я даже боялся, как бы он этого не заметил. Но я всего лишь безразлично пожал плечами. "Ну и ладно", - ответил я. "Тео, я обменял тебя не абы куда, а в команду, где у тебя действительно есть шанс побороться за Кубок Стэнли - в "Колорадо".

Я засиял, потому что у "Колорадо" действительно был шанс на победу. Коутси уехал, а я позвонил Чаку. "Эти суки обменяли меня", - сказал я. "Знаю, - ответил он. - Ты теперь в "Колорадо". В воздухе повисла пауза - я переваривал информацию. "Откуда ты это знаешь?" - спросил я.

Мне обидно, когда руководство "Калгари" и местная пресса делают заявления из серии - "Бедный Тео. Его обменяли, потому что он просил слишком много денег, переехал в большой город, и его жизнь покатилась вниз". Я был преданным работником и считал, что я заслужил право остаться в "Калгари". Тогда зарплаты по всей лиге стремительно поползли вверх, профсоюз игроков активно давил на меня, чтобы я не делал скидок своей команде.

Этот инцидент никому не был выгоден. Но, на самом деле, мне кажется, что я уже тогда был по уши в дерьме, так что руководство клуба, видимо, предвидело большие проблемы в скором будущем. С другой стороны, если бы "Флеймс" вложили в меня деньги, когда я ещё играл за них, клубу бы не пришлось пережить столь длинную полосу неудач.

На момент обмена "Калгари" находился в двух очках от зоны плей-офф. Я гордился нашим положением в турнирной таблице - ведь на таланты наша команда была отнюдь не богата. Там, в общем-то, играли только я да Фил Хаусли. Коутси как-то процитировали следующим образом: "Мы знаем, чтоФил - однобокий игрок, но играет именно так, как у нас никто больше не умеет".

Герман Титов был отличным парнем, но, как я уже упоминал чуть ранее, он четыре года водил танк в российской армии. Его зацепили в одном из поздних раундов драфта, а он оказался отличным игроком. Микаэл Нюландер был техничным хоккеистов, но молодым и играл нормально через пятое на десятое. Его обменяли в январе.

У нас в составе ещё также можно было отметить Кэйла Халса и Дерека Морриса, да и Игги прибавлял, но ему не хватало опыта. Мы были так близки к тому, чтобы попасть в плей-офф, а они взяли и выдернули нах** у меня ковёр из-под ног... Это меня сильно рассердило.

Руководство клуба заставляло меня биться в одиночку на протяжении пяти ебу**х лет, мне приходилось отвечать журналистам на три миллиона дурацких вопросов, у команды не было толкового состава, и вот мы вдруг всё изменим к лучшему... а они что сделали? Взяли и обменяли меня к чёртовой матери.

Настроение у меня менялось каждую секунду. То я был несказанно рад предоставившейся возможности поиграть за "Колорадо", то я был абсолютно подавлен. Некоторое время спустя я позвонил Чаку и сказал: "У меня пресс-конференция в 2-30, а в 5-00 я уже вылетаю в Колорадо. Ты должен пойти со мной".

"Слушай, костлявый, - ответил Чак. - Я на тебя столько времени убил, что совсем позабыл о работе". Он называл меня "костлявым", потому что я всегда расходовал уйму энергии, а если я недоедал, то сразу терял вес. Однажды он посмотрел на меня сзади и сказал: "Ну ни фига себе! Да на тебе только кожа да кости!". С тех пор он так меня и называл. "Нет, Чак, ты не понимаешь. Я не просто хочу, чтобы ты пошёл со мной. Мне это действительно необходимо".

И Чак согласился. Мы отправились на пресс-конференцию, которая прошла крайне неудачно. У меня внутри бурлило столько эмоций. Я старался быть сильным и держать всё в себе, но сломался на первом же вопросе. Я не мог сдержать слёз. До того момента я не осозновал, что я больше не игрок "Флеймс". "Калгари" - единственная команда, которая позволила мне быть самим собой.

За следующие 24 часа я пережил все эмоции, на которые только способен человек. А на следующий день, надев сетку "Колорадо", я испытал что-то неописуемое. Меня обменяли на нападающего Ренэ Корбэ, защитника Уэйда Билака и опционный драфтпик в будущем. Билак был здоровым парнем - 196см, 101кг. За два сезона он провёл 72 встречи, набрав при этом всего три передачи, но зато целых 224 минуты штрафа. В феврале 2001-го года "Флеймс" выставили его на драфт отказников, и он перешёл в "Торонто".

Когда Корбэ переехал в Калгари, он сказал журналистам, что даже не будет пытаться быть мной и сдержал своё слово. За 20 оставшихся игр в сезоне 1998-99 он набрал девять очков, а в 1999-00 ещё 14 в 48 встречах, после чего его обменяли в "Питтсбург".

Настоящим приобретением для "Флеймс" в этой сделке стал "опционный драфтпик", который они потратили на огромного (191см, 103кг) защитника Робина Регира. "Колорадо" выбрал его в первом раунде под 19-м общим номером в 1998-м году, а до этого он попал в символическую сборную WHL.

Его первые дни в качестве игрока "Калгари" сложились непросто. Он ехал на машине и в него на полном ходу влетел другой водитель, который пересёк двойную сплошную. Робин сломал себе обе берцовые кости, и ему пришлось пахать по полной программе, чтобы восстановиться.
И у него это получилось - в сезоне 1999-00 он отыграл за "Калгари" 57 матчей. Я слышал, что Регир хороший парень. Его родители работали меннонитами-миссионерами в Бразилии и Индонезии прежде чем осели в Ростерне (пр. Саскачеван) - это примерно в шести часах езды от Рассела. В общем, он один из моих любимых игроков нынешних "Флеймс" - небезталанная рабочая лошадка.

Некоторое время спустя Эрик Фрэнсис рассказал мне, что на той пресс-конференции он думал, что "Тео ещё вернётся и отыграет здесь пару сезонов, потому что именно здесь он стал известным. Здесь он разбогател. Всё началось именно здесь".

Такой конец и впрямь можно было бы назвать счастливым.

AllHockey.Ru

 
Акции и специальные предложения фитнес-клубов:

Территория фитнеса Авиамоторная

Лучшее предложение года

При оформлении карт в январе!

Тео флери, нхл

Территория Фитнеса Сходненская

LES MILLS В Тeтерритории Фитнеса

Тренировки с мировым именем

Тео флери, нхл

Территория Фитнеса Братиславская

Мы дарим новогодние скидки!

Получи скидку 25 %!

Тео флери, нхл

Территория Фитнеса Новокосино

Лучшее новогоднее предложение!

При оформлении карт в январе!

Тео флери, нхл

Территория Фитнеса Пражская

LES MILLS В Тeрритории Фитнеса

Тренировки с мировым именем

Тео флери, нхл