Форум «Теннис»

2 голоса за форум
2 голоса за форум
  • Читают в ленте 5

Дорогие теннисисты. Сколько стоит стать Маратом Сафиным

Карьера теннисистов выглядит со стороны чрезвычайно заманчиво. Уже в юности они получают славу и становятся миллионерами, на что нельзя рассчитывать в большинстве других видов спорта. Но, завидуя успехам первых ракеток мира, мало кто знает, сколько им пришлось заплатить, чтобы попасть в число лучших на планете. Во что обходится воспитание профессионального теннисиста, «РР» рассказали тренеры СДЮШОР «Юность Москвы» Андрей Матросов и Игорь Волков



До того как отправиться в теннисную академию в Испании, Марат Сафин тренировался под руководством своей мамы Раузы Ислановой в Москве, в школе олимпийского резерва «Спартак», позже переименованной в «Юность Москвы», считавшейся одной из лучших теннисных школ в России. Здесь воспитывались такие звезды, как Андрей Чесноков, Михаил Южный, Игорь Андреев, Анна Курникова, Анастасия Мыскина, Елена Дементьева, Динара Сафина. Сейчас бывший «Спартак» по-прежнему готовит детей, правда, денег на подготовку чемпиона теперь требуется на порядок больше.

— Марат начинал заниматься теннисом еще в прошлом столетии, в 1980–1990 годы. Сейчас, конечно, все изменилось, — говорит Андрей Матросов, тренер, работающий в спортшколе «Юность Москвы» уже 14 лет. — У нас катастрофически дорогие корты, и открытые, и закрытые. Хотя наша школа и имеет какой-то бюджет от спорткомитета города Москвы, эти деньги в основном тратятся на аренду кортов и на минимальную зарплату тренеров. Ведь база «Ширяево поле» (где находится СДЮШОР «Юность Москвы». — «РР») практически частная, и мы арендуем у владельцев корты по очень высоким расценкам. Даже сейчас, летом, час аренды стоит от 600 до 1000 рублей. В Европе, например, стоимость часа — 5–10 евро. Откуда у нас такие цены, никто не знает.

Мы сидим с Андреем Матросовым на деревянной скамеечке около кортов. «Ширяевка» напоминает большую дачу: несколько маленьких деревянных домиков, вокруг деревья. Мимо нас ходят дети с ракетками, готовятся выйти на корт. Рядом в кафе их родители, в основном мамы, пьют чай и наблюдают за юными спортсменами. Кажется, что все эти люди достаточно состоятельные: учить ребенка теннису человеку среднего достатка нынче не по карману.

Дети очень богатых людей практически никогда не становятся профессиональными спортсменами. В основном заниматься теннисом идут чада среднего класса, чьи родители тратят на ребенка большую часть своего бюджета. Правда, затраты в первые годы обучения не слишком высоки. Чтобы добиться успеха в теннисе, нужно начинать серьезно тренироваться с раннего детства. Будущие чемпионы берут ракетку в руки в пять лет, и до двенадцати главные статьи расхода — это аренда кортов и оплата тренера.

— В разных школах расценки варьируются, но в целом порядок цен всюду одинаковый. Главные траты начинаются лет с двенадцати, когда становится видно, что ребенок перспективный, — объясняет Андрей Матросов. Он уже воспитал немало талантливых детей; некоторые из них, такие как Елена Бовина, Галина Воскобоева, Галина Фокина, нашли свое место в теннисном мире. — Если есть надежда, что такой подросток заиграет, то составляется годовой план с учетом календаря московских, российских и международных соревнований. Каждая поездка за рубеж с тренером стоит от двух-трех тысяч долларов, если нужен спарринг, это тоже от 800 до 1500 рублей в час. Все это за счет родителей. И таких поездок может быть до десятка в год и больше. Кроме того, игроку постоянно требуются мячи: если ребенок играет на высоком уровне, то мячи горят просто катастрофически. Ракетки стоят от 200 долларов, и их должно быть четыре-пять штук: постоянно рвутся струны, а натяжка ракетки стоит очень дорого. Кроме того, проводятся занятия по физподготовке. И, конечно, отдельно оплачивается личный тренер. Всего на воспитание двенадцатилетнего спортсмена тратится от 30 до 60 тысяч долларов в год.

Когда юному игроку исполняется 14 лет, расходы опять увеличиваются. Именно в этом возрасте большинство российских теннисистов отправлялись за границу — в теннисные школы США, Испании или Германии. Марат Сафин уехал из Москвы в 14, Игорь Андреев — в 16, а Дмитрий Турсунов — в 13. Конечно, не все российские теннисисты перебирались за рубеж: Михаил Южный, Вера Звонарева, Елена Дементьева продолжали тренироваться в России. Однако вопрос, где совершенствовать свое мастерство, нисколько не влияет на затраты. Скорее наоборот: в зарубежных школах платишь меньше, чем у себя дома.

— Иногда уезжать за границу выгоднее, чем оставаться, — включается в разговор Игорь Волков, ветеран «Ширяевки», заслуженный тренер, работавший с большинством российских звезд. У него в запасе множество историй, и о каждом спортсмене он может говорить часами. — Вот у меня сейчас есть один 19-летний мальчишка. Так вот, предложили ему поехать в Германию на полгода, попробовать поиграть за клуб. Обычно там тренировочный процесс стоит порядка 2500–2800 евро в месяц, а ему сказали: будешь платить только 800 евро, но играть турниры за наш клуб. Где у нас найти такие условия?!


Хищные спонсоры

Если молодой игрок намерен пробиваться в мировой рейтинг, ему потребуется личный спонсор, ведь мало кто может себе позволить тратить ежегодно больше $100 тысяч.

— Условия договора со спонсором являются закрытой информацией. Но система примерно такая: инвестор дает деньги, обычно около $300 тысяч, игрок обязан вернуть эту сумму плюс проценты, — рассказывает Игорь Волков. Мы перешли на веранду и устроились за большим деревянным столом; до нас доносится приглушенный звук удара ракеткой по мячу с соседнего корта. — Пока ты выступаешь, ты платишь. В течение всей карьеры теннесисты отдают спонсорам от 10 до 30% своих доходов. Правда, были случаи, когда спортсмен заключал договор на кабальных условиях и должен был выплачивать до 60 процентов от заработка. Но даже на невыгодных для себя условиях найти спонсора нелегко. В России эта схема не отработана. У нас все хотят получить быструю прибыль, а теннисист — это не нефть, еще неизвестно, сможет ли он стать звездой.

Действительно, сколько случаев было, когда способный спортсмен мелькал на горизонте, даже побеждал на турнирах Ассоциации теннисистов-профессионалов (ATP), а потом пропадал. Существует множество причин, почему спортсмен ломается и уходит: кому-то не хватает характера, кому-то полученные травмы не позволяют играть на нужном уровне. В России неудачники не котируются.

— Почему у нас признается только спорт высших достижений? — сетует Волков. — Взять ту же Америку — и высшие достижения есть, и студенческий спорт развивается в университетах, и какой-то клубный, командный. У нас, к сожалению, этого нет. Если ты не попал в первую сотню, то не сможешь зарабатывать игрой.

Отдать ребенка в профессиональный теннис — это как сыграть в рулетку: победу никто не гарантирует, зато расход денег и нервов и родителям, и ребенку обеспечен. 10–15 лет такая семья будет жить в страхе и ожидании: получится ли? Ведь срыв может произойти в любой момент. А травмы при резком увеличении нагрузок? Хороший психолог, тренер, врач — никто из них не в состоянии дать спортсмену то, чем не наделила его природа. Специалисты могут подкорректировать, подсказать, но основную тяжелую работу все равно вынужден выполнять игрок.

И все же со стороны теннис выглядит очень привлекательно: поездки по всему миру, миллионные гонорары, рекламные контракты. Многие родители желают своему ребенку такой судьбы. Но перед тем как вступить на этот путь, надо как следует оценить свои возможности. Далеко не каждому дано стать Маратом Сафиным.

Русский Репортер

 
Акции и специальные предложения фитнес-клубов:

АВ Флекс

Покупай карту или абонемент

Скидка + тренировка в подарок

Теннис, марат сафин

Самокат

Узнай состав своего тела

% жира,воды,скелетно-мышечной массы

Теннис, марат сафин