GQ СМИ

2 голоса за компанию
  • Читают в ленте 2
  • Сотрудники

Негодяй Матерацци

Каланча в татуировках, простодушный хитрец и отъявленный плут, звезда итальянского футбола, принесший своей сборной победу в прошлогоднем чемпионате мира своим ­вызывающе неспортивным поведением, Марко Матерацци – главный национальный герой Италии: спортсмен, красавчик и негодяй. 

«Со мной дела обстоят так: я сумел попросить прощения, но кое-кто этого еще не сделал. Я выиграл чемпионат мира, борясь против всех и каждого, и я этим очень горжусь».

Так говорит Марко Матерацци по прозвищу Матрикс. Защитник по призванию, а не по профессии. На поле и в жизни. Более того, «эта жизнь много у меня отняла, но она же много дала взамен». Его лицо – свидетельст­во былых сражений, требующих душевной чистоты и напряжения духа. Сражений личных и спортивных.

– Говорят, что я всегда оказываюсь в центре какой-нибудь заварушки. Но те, кто так обо мне говорит, должны сначала узнать и увидеть то, что я пережил. Вспомнить все те случаи, когда я не реагировал. За эти годы я сорвался один-единственный раз, я за это заплатил и извинился (в 2004-м ударил противника, у которого позже публично по­просил прощения, был дисквалифицирован на два года). Потом, обдумав этот случай, я могу сказать, что ошибался. Я знаю, чего хочу. И я готов на все, чтобы это получить. Но я никогда не был злым.

«Тот самый» удар головой

Если вы еще не поняли, мы говорим ­про Зидана.

– Я даже не знал, что у него есть сестра, – недоумевает Матерацци. – Я у нее публично попросил прощения. И мне очень жаль, что он так обиделся. Но я просто пытался избежать гола, схватив его за майку, и если бы арбитр меня увидел, он назначил бы нам пенальти.

Для бывалого футболиста такое в порядке вещей. Или почти в порядке.
– Но Зидан тоже пришел с улицы, и он из кожи вон вылез, чтобы стать тем, кем он стал: одним из самых великих игроков всех времен. Я уверен, мы оба хотели бы, чтобы эта история уже закончилась. Тем не менее­ слишком много людей захотело пойти дальше, вплоть до того, чтобы обвинить меня в оскорблении его религии. Подумайте сами, я верующий и уважаю веру всех людей. Более того, несколько месяцев я пытался с ним встретиться, но он отказывался. Я хотел, чтобы это произошло в присутствии фотографа, который запечатлел бы бессмертную сцену, где Зидан отдает мне свою майку, ту самую майку, которую он обещал мне на поле тоном, страшно далеким от дружелюбного. Я думаю, что теперь и Зидан мог бы извиниться не только перед детьми и болельщиками, но и передо мной. И я все еще жду.

ФИФА попыталась их примирить.

 – Я же возразил, что жду извинений. Но у них свой интерес в том, чтобы уговорить меня на встречу. Они, конечно, хотят, чтобы она произошла на презентации следующего чемпионата мира в ЮАР. Но так такие дела не делаются.

Бесконечная боль

– Да все это неправильно, – распаляется Марко. – Почему вспоминают, как Зидан устанавливал мяч, которым он потом пробил пенальти? Удар чемпиона. А не о том, как я взлетел в воздух и сравнял счет? После того, как я попал в ворота Чехии, я сказал, что там было что-то, а скорее даже кто-то, кто подтолкнул меня, помог прыгнуть так высоко: просто так, ногами, на 2 метра 70 см не подпрыгнешь. Тогда вмешалось нечто божественное, возможно, моя мать. Они это написали. А когда меня удалили с поля во время игры с австралийцами, они принялись шутить: «Ну вот, поглядите на него, нечто божественное его оставило». Меня это больно задело. Так же и в Берлине, когда впереди было три противника, и что-то, кто-то мне снова помог подпрыгнуть высоко и ударить по мячу. Это было проявление божественной справедливости, это была моя мать.

Все о его матери

Мать Матерацци Анна умерла девятнадцать лет назад.

– Все произошло слишком быстро. Всего за несколько недель до ее смерти я узнал от отца, что она тяжело больна. На самом деле у нее уже четыре года был рак груди. А я этого не понимал. Я просто видел, что она плохо­ себя чувствует. В августе мы, как всегда, по­ехали на Сардинию. Но мамы с нами не было, так же как и отца. Через несколько дней уехала и моя старшая сестра. Маму положили в больницу. Я этого не знал. 19 августа я отпразд­новал 15-й день рождения с несколькими друзьями и тетей. Потом я вернулся в Рим и поехал к маме, которая уже была в коме. Неделю мы жили надеждой. Тщетно, потому что 30-го числа она ушла.

Глаза этого тридцатитрехлетнего гладиатора, этого колосса высотой 1 м 93 см и весом 92 кг, начинают блестеть. Молчание. Минута тишины, за которую, кажется, он подводит итог всей своей жизни.

 – Воспитать троих детей – дело нелегкое. Она всегда хотела, чтобы семья была вместе. И это то, чего я хочу, чем живу сегодня. Сейчас у нас в доме командует Даниэла, это нормально и даже справедливо. У нас с ней соглашение: в первой половине моей жизни я делал и делаю то, что лучше для моей карьеры. Но когда я уйду из футбола, я посвящу себя семье. Полностью. Смерть матери сильно на меня повлияла. И я никогда этого не стыдился. Говорить о ней – это своего рода способ продолжить ее жизнь. Поначалу было даже сложно принять тот факт, что у отца появилась другая женщина. Я очень ревновал. ­Позже я научился уважать его жизнь и его выбор. В следующем сезоне я уже играл юниором за «Лацио». Но мыслями я был не там. Переходил от одной крайности к другой, от неверия в то, что произошло, до абсурдной надежды вернуть ее к жизни. Футбол был на втором плане.

Правила игры

Но как же такому человеку живется в этом мире?

 – В этой среде все меняется стремительно, все очень быстро и часто поверхностно. У меня репутация везунчика, потому что самые ответственные моменты моей карье­ры прошли у меня в таких двух командах, как «Перуджа» и «Интер». Это две большие семьи, в которых человеческий фактор важнее экономического. И где нет такой принудилов­ки, как в других местах. Я хочу сказать: есть футбольные клубы, в которых тебе не разрешат даже машину припарковать рядом с тренировочным полем, если она «не ­местная».

Скорее всего, он имел в виду «Ювентус».

– На чемпионатах мира мы выиграли благодаря серии неписаных правил. Потому что главное – быть уверенным в обоснованности тех жертв, которые ты хочешь и должен приносить, из чувства уважения к окружающим тебя людям. Наказания и штрафы не работают. Я, например, из тех, кто никогда не опаздывает, но если на меня накладывают штраф, я завожусь. Я не выношу принудиловки, но при этом я первый приезжаю на тренировку и последний с нее ухожу.
В «Интере» я зачастую единственный итальянец на поле. Странно не иметь товарищей по команде, которые не родились и не выросли здесь. Мне кажется, важно иметь «твердый фундамент» из итальянских игроков в команде.

– Наверное, таким же «иностранцем» ты почувствовал себя в Англии, когда играл за «Эвертон» в сезоне 1998/1999 года?

– Это был важный опыт. Английский футбол – особенный: матч длится 90 минут, а не неделю, как у нас.

– Не тянет туда вернуться?

– Нет, я слишком влюблен в итальян­ский футбол. До 19 лет у меня не было больших ожиданий. Хотя своей сестре я говорил, в шут­ку, но и не совсем в шутку: в следующих чемпионатах мира я тоже буду участвовать, вот увидишь. А в результате я уже разыграл два. И один из них выиграл.

Исключение, которое подтверждает правило футбола: одному из тысячи это все-таки удается.

– Да, это правда, но многое зависит также от спортивного образования детей, которые часто слепо копируют своих родителей. Сейчас, когда я привожу своих детей на поле, я слышу от некоторых отцов вещи, которые и повторить стыдно.

Детство и взятки

– Я учился в техникуме и играл среди любителей, за «Тор ди Кинто». Но, когда я достиг совершеннолетия, меня завалили. Нет, у меня не возникло желания снова сдавать экзамен и разочаровывать этих учителей. Для меня школа жизни – это улица. И футбол, в который я начал играть с самых низов. ­Через год после совершеннолетия я стал играть в «Марсале», все еще любительской команде. Там я делал успехи, и в следующем сезоне перешел в «Трапани». Арколео, наш тренер, был настоящим мастером, я очень многому научился у него. То, что могу достичь здесь высот, я понял на Капри, через два года: семь голов за шесть месяцев. В общем, тогда я начал заниматься этим серьезно.

– А самые неприятные моменты карьеры?

– 5 мая 2002 года, когда мы вместе с «Интером» завоевали первенство. Я был уверен, что у меня не будет другой такой возможности. Эту победу мы слишком желали и слишком высоко ее оценивали. Постфактум я понял, что, возможно, было соглашение о проигрыше с «Лацио», но все равно мы могли бы победить в чемпионате. Тем не менее это были только подозрения, не более. В том же самом году нам отказали в очевидном пенальти, в Вероне против «Кьево», и назначили в матче против «Венеции», который даже Маньеро, нападающий «Венеции», после матча определил как «надуманный». Оглядываясь назад, то, что тогда происходило, не очень-то привлекательно.

Фанаты-экстремисты

После чемпионата мира можно было надеяться, что отношение к Матерацци на итальянских стадионах поменяется.

– Помимо обычных оскорбительных кричалок против меня я увидел целые транспаранты в поддержку Зидана. Мне кажется, что это проявление полного отсутствия патриотизма, не говоря уже о глубоком недостатке уважения. Националист ли я? Да, и я этого не стыжусь. В Италии и так не слишком-то уважают государственный флаг.

Партийные предпочтения и симпатии.

– Я итальянец, и этого достаточно. По роду моей работы лучше не афишировать свои политические предпочтения. Влиять в определенном смысле на футбольных фанатов было бы некорректно. А что касается экстремизма фанатов, который царит внутри и за стенами стадионов, абсурдно было бы думать, что вина целиком лежит на футболе. Я испытываю величайшее уважение к фанатам. Тех, кто меня поддерживает, я считаю своими друзьями, которые исповедуют ту же веру – футбол. Но не будем забывать, что футбольный фанатизм, особенно в экстремальных его проявлениях, отражает то, что происходит в обществе.

Решение?

– Я не политик, но думаю, что в Италии ситуация дошла до крайности. Тут убить друг друга готовы ради карьеры. А женщины нанимают бебиситтеров, чтобы работать еще больше. Это дикость. Даже учитывая уровень бедности, в которой живет еще слишком много людей.

Я думаю, что каждый имеет право быть счастливым и жить как ему нравится.

Я не из тех, кто смотрит, женат ты или нет, гей ты или нет.

– Однако одно из табу футбольного мира касается как раз гомосексуализма.

– Это не футбол. А все, что вокруг него. Ты можешь себе представить, чтобы кто-то публично объявил себя геем? Потом, в следующее же воскресенье, он будет буквально уничтожен выкриками фанатов. Посмотри, что случилось со мной после чемпионата мира, когда английские таблоиды раздули скандал, написав, что я будто бы оскорбил религиозные чувства Зидана? Меня освистали в Бахрейне во время дружеского матча, можешь себе представить?!

– До каких пор ты собираешься играть?

– Ну, скажем так, я хочу принять решение оставить футбол, а не наоборот. Моя цель – это наилучшим образом отработать контракт, который заканчивается в 2010 году. Я хочу оставаться Марко Матерацци до самого конца. А не быть просто экс-чемпионом мира.

Из журнала: GQ

 
Акции и специальные предложения фитнес-клубов:

Территория фитнеса Авиамоторная

Мы дарим новогодние скидки

Получи скидку от 27 %

Марко матерацци, интервью, футбол, футболисты, спортсмены, cover story, новости спорта

Территория Фитнеса Пражская

Лучшее предложение года!

При оформлении карт в январе!

Марко матерацци, интервью, футбол, футболисты, спортсмены, cover story, новости спорта

Территория Фитнеса Печатники

Лучшее предложение года!

При оформлении карт в январе!

Марко матерацци, интервью, футбол, футболисты, спортсмены, cover story, новости спорта

Территория Фитнеса Новокосино

LES MILLS В Тeрритории Фитнеса

Тренировки с мировым именем

Марко матерацци, интервью, футбол, футболисты, спортсмены, cover story, новости спорта

Территория Фитнеса Братиславская

Лучшее предложение года!

При оформлении карт в январе!

Марко матерацци, интервью, футбол, футболисты, спортсмены, cover story, новости спорта

Территория Фитнеса Сходненская

Мы дарим новогодние скидки!

Получи скидку от 21%

Марко матерацци, интервью, футбол, футболисты, спортсмены, cover story, новости спорта

Самокат

Беспроигрышная лотерея клуба

Спец.приз для посетителей Главспорт

Остался 1 день!